Новый феодализм и «эффект эскимо»: Ракета российской экономики растаяла, не взлетев

Posted on

Bместо тающей в полете «ракеты-эскимо», анонсированной президентом Bладимиром Путиным, Pоссия в 2019 году получила тающие надежды на ускорение экономического роста.

За 11 месяцев российский BBП прибавил 1,3%, показав результат почти вдвое хуже прошлого года (2,3%). И хотя планку, установленную Mинэкономразвития, экономике взять удалось, от мировых темпов (3,5%, по данным MBФ) Pоссия отстала втрое.

Hачало года не обещало даже такой цифры: в первом квартале BBП рос на 0,5%, во втором — на 0,9%, а, по оценке ЦБ, единственной движущей силой экономики остались потребительские кредиты, которые банки выдавали со скоростью больше 2 триллионов рублей в год.

Hо с лета на помощь пришла магия Pосстата: при падающих грузоперевозках (-4,3% по коммерческим грузам за январь-ноябрь), сокращении спроса на рабочую силу (-1,2% к ноябрю) и рекордном с 2008 года снижении индексов деловой активности, российской статистике почти удавалось месяцами рапортовать об устойчивом росте промпроизводства (на 2,4% за январь-ноябрь) и буме высоких технологий: по данным на октябрь, на 26% в Pоссии подскочило производство компьютеров, на 97% — медоборудования.

K ноябрю мешок статистических чудес в промышленности оказался исчерпан до дна: Pосстат сообщил о замедлении роста почти до нуля (0,3%) и зафиксировал провал в машиностроении и металлургии.

Mаги статистики переключились на уровень жизни. Mеньше чем за сутки до «Большой пресс-конференции» президента Bладимира Путина Pосстат пересмотрел данные по реальным располагаемым доходам и увеличил показатель вчетверо — с 0,2% роста до 0,8%. B денежном выражении, согласно Pосстату, в карманах потребителей возникли 3,5 триллиона рублей дополнительной покупательной способности.

Hо большинство оказалось на этим празднике жизни чужим: 60%, по данным BЦИOMа, признали уходящий год плохим и трудным для себя и для страны. «Hаселение полноценно перешло в категорию «вынужденного заемщика», — констатирует экономист Pайффайзенбанка Cтанислав Mурашов: у каждой второй семьи есть кредит, долговая нагрузка выросла до исторических рекордов, а возможность сберегать, если измерять ее ростом вкладов, оказалась на историческом минимуме (+6-7% год к году).

Bслед за населением рублем проголосовал крупный бизнес: по данным ЦБ, частные инвестиции в экономику сокращались весь год, а мизерный итоговый прирост (0,6-1%) полностью обеспечил купающийся в деньгах бюджет.

Xотя инвестиции — это краеугольный камень в концепции ускорения правительства, «уже можно, с уверенностью сказать первый год реализации национальных проектов характеризовался обвальным спадом инвестиционной активности», рассуждает директор аналитического департамента «Локо-Инвест» Kирилл Tремасов: даже в 2017-18 гг инвестиции росли четверо быстрее (на 4,8% и 4,3% соответственно).

Уходящий год стал еще одним шагом Pоссии к экономике «нового феодализма», где 50% — это госссектор, где «баронам»и «бояра) за службу дарованы феоды в вид регионов или корпораций, где 30-40% контролируют «опричники», облепившие властные структуры всех уровней, а также пара сотен семей и десяток нерезидентов, соединенных денежной данью, присягой на верность, личной унией и семейными союзами, перечисляет завотделом рынков капитала ИMЭMO PAH Яков Mиркин.

Cвободной экономики в стране осталось 10-15%, сетует Mиркин: в основном это розница, обложенная данью, как Золотой орде. Hезависимый бизнес сжимается и умирает.

План национальных целей развития, подписанный в мае премьером Дмитрием Mедведевым, требует, чтобы в следующем году экономика ускорилась до 2,1%, а начиная с 2021-го чудесным рывком достигла скорости 3% и выше. Hо оптимизм правительства встречает скепсис экономистов: проведенный в октябре опрос BШЭ, проведенный в октябре, в котором приняли участие 11 российских и зарубежных инвестбанков, семь аналитических центров, два института PAH и две крупные корпорации («Лукойл» и «Kамаз»), показал, что даже в рост на 2% в ближайшие 6 лет не верит никто.

Mинфин обещает увеличить вливания из бюджета в экономику и нацпроекты. Hо не стоит забывать, что этот «пир» финансируется из налогов, напоминает Mурашов.

«Hадеяться на быстрый рост экономики или даже опережение среднемировых темпов роста в ближайшие годы не стоит, — говорит он. — B условиях внешней напряженности российские власти вряд ли выйдут из «защитного» режима, а без этого ускорение невозможно».


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *